Установка на изображение жизни как она есть означала возрастание конкретности видения при одновременном сужении поля зрения. Каждое отдельное произведение являло собой не столько образ целого, сколько фрагмент его. «Гобсек», «Евгения Гранде», «Отец Горио», с которых начинается зрелое творчество Бальзака, представляют собой, но выражению автора, «несовершенный пересказ нескольких забытых переписчиками страниц из великой книги жизни»-. Замысел «Человеческой комедии» призван был скрепить, «сброшюровать» эти листки в единую книгу. Мы будем иметь случай убедиться, что аналогичный процесс дробления циклизации происходил в это же время и в области изобразительного искусства, где огромное значение приобрели различные воды графики, игравшие примерно ту же роль, что повесть в литературе.

В «Человеческой комедии» герои не замкнуты рамками отдельного произведения. Тем самым они как бы наделяются самостоятельным существованием. Они включены в сюжет, но в то же время живут и независимо от него, за его пределами. Создается впечатление, что за персонажами стоит реальная жизнь и образы писателя лишь отчасти ее отражают. От Бальзака идея романного цикла будет воспринята Золя. Что же касается Флобера, то ему чужд принцип циклизации и он стремится найти другие средства свободной композиции. Может показаться, что «Госпожа Бовари» знаменует собой возврат к роману, построенному как жизнеописание главного героя.. Но, во-первых, так и остается неясным, кто же является этим героем: формально это Шарль (с повествования о нем начинается роман и им же заканчивается), но существу же, конечно, Эмма. Однако роман начинается до ее появления и продолжается после ее смерти. Жизнь, о которой повествуется в «Госпоже Бовари», шире, чем личная биография героини.

Любой ребёнок сможет поиграть в понравившуюся ему онлайн флэш игру здесь!