Дело не сводилось к трансформации непосредственно наблюдаемой картины мира. Менялась совокупность научных представлений о природе – умопостигаемая система мироздания. Как писал Ф. Энгельс, к началу второй половины XIX в. «новое воззрение на природу было готово в основных его чертах: все застывшее стало текучим, все неподвижное стало подвижным, все то особое, которое считалось вечным, оказалось преходящим, было доказано, что вся природа движется в вечном потоке и круговороте». Чтобы сформулировать новое воззрение на природу так, как это сделал Энгельс, ладо было быть философом и ученым. Однако любой человек, причастный к интеллектуальной деятельности, так или иначе соотносил свои личные представления с общей картиной мира – как со мыслила его эпоха. Поэтому даже вид какой-либо местности, сам но себе неизменный на протяжении тысячелетий, меняется в восприятии в зависимости от того, с какой мысленной моделью мироздания он соотносится. Человек второй половины XIX в. почувствовал, что мир вокруг него стал текучим и подвижным, беспредельно расширился и одновременно подступил к нему вплотную. Идея взаимосвязи между человеком и окружающей его средой приобрела острую и тревожную актуальность. Историческую ситуацию, в которой развивался реализм XIX в., можно охарактеризовать словами «Манифеста Коммунистической партии»: «Беспрестанные перевороты в производстве, непрерывное потрясение всех общественных отношений, вечная неуверенность и движение отличают буржуазную эпоху от всех других. Все застывшие, покрывшиеся ржавчиной отношения, вместе с сопутствующими им, веками освященными представлениями и воззрениями, разрушаются, все возникающие вновь оказываются устарелыми, прежде чем успевают окостенеть.