У А. Рене проблема утраченного и обретенного времени, личной и исторической памяти становится главной темой творчества. В его фильмах драма человека, разлученного с миром и с самим собой, реализуется в чувство безнадежно утекающего или, наоборот, безысходно остановившегося времени. Таким образом, именно временная структура становится главным носителем художественного смысла. В этом сказалось характерное для западного искусства середины века чувство разрыва исторической преемственности, наступившего временного вакуума. По-новому актуальным становится опыт литературы «потока сознания». Возникающая в различных модификациях идеология абсурда отражает смятение индивида, чувствующего свое бессилие перед лицом враждебных общественных сил.

А. Рене на протяжении многих лет вынашивал свои заветные, глубоко личные идеи и темы, которые оказались вместе с тем и выражением времени. Его режиссерский стиль, поразивший современников своей новизной, был связан с переосмыслением глубинных традиций французской художественной культуры; он отражал трагедию индивидуального сознания, безуспешно пытающегося восстановить утраченную связь с миром. В фильме «Хиросима, моя любовь» (1959) Рене строит сложную временную композицию в трех плоскостях и через восприятие двух протагонистов – француженки и японца. Образ атомного взрыва, уничтожившего Хиросиму, растянутый во времени на более чем два десятилетия, становится символом той исторической ситуации, в которой живет современный человек.

«Смерть равновесие времени»- эта строчка из стихотворения Поля Элюара «Горняка» могла бы стать эпиграфом к творчеству А. Рене. Речь идет не только об индивидуальной смерти отдельного человека, но и о смерти как кошмарной реальности нашего времени, принявшей форму массового истреблении и тотального насилия.